Вскоре после того, как президент США обвинил Россию в манипулировании курсом национальной валюты, американское Министерство торговли предложило внести нашу страну в очередной «список провинившихся», в данном случае — на валютном поприще, на товары которых оно намерено вводить компенсационные пошлины. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что оснований для обвинения России в манипулировании валютным курсом нет. Эксперты считают, что повод для волнений имеется.

Инициатива Минторга США о законодательном наказании «манипуляторов», ставит сразу несколько вопросов. Насколько справедливы американские упреки? Реализуют ли они свою очередную экономическую угрозу и что это будет означать для России? Как в действительности влияет на рубль политика наших монетарных властей?

Ну да, это не секрет: наши монетарные власти проводят определенные операции на валютном рынке — в частности, ЦБ закупает валюту для Минфина. Можно ли квалифицировать эти действия как манипулирование?

«У любого явления всегда есть две стороны. К примеру, в русском языке есть два понятия - «разведчик» и «шпион». Разведчик — это хороший и наш, а шпион — это плохой и чужой. А по смыслу это одна и та же деятельность, отличается только тем, с какой стороны на нее смотреть, - поясняет заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко. - Так же и в этой ситуации. С точки зрения Соединенных Штатов, любая страна, которая занимается валютными интервенциями и тем самым на государственном уровне влияет, прямо или косвенно, на обменный курс, может рассматриваться как , манипулирующая обменным курсом. Какова цель этих операций, их не интересует. То, что у нас есть бюджетное правило, то, что мы создаем специальный фонд, который обеспечивает стабильность бюджета и пенсионной системы — их этот аргумент не трогает. Их волнует то, что Россия может влиять на курс рубля с помощью ЦБ и Минфина».

Практика присутствия наших регуляторов на валютном рынке — очень давняя. Почему это взволновало американскую сторону именно сейчас? Как объясняют эксперты, подобные списки США готовят ежегодно, и многие годы в них фигурирует, например, Китай. Россия может угодить ему в компанию, потому что в 2018 году совершила достаточно демонстративное действие, снизив вложения в американские гособлигации и произведя изменение структуры резервов. Можно считать, что затея с очередным «черным» списком в каком-то смысле ответная мера.

Реализуется ли она? Эксперты полагают, вряд ли. «Товарооборот между нашими странами мизерный, - указывает старший аналитик «Финам» Сергей Дроздов. - В него, в частности, включены сотрудничество в космической сфере, в производстве «Боинга». Американцы — люди прагматичные, они не станут принимать решение, которое сможет навредить им же самим».

«Заявления США можно рассматривать как еще один повод, чтобы вводить те или иные санкции. Но в сегодняшних обстоятельствах это уже не очень актуально, потому что санкционный режим, который Соединенные Штаты организовали в отношении России, уже и так достаточно жесткий и вряд ли может быть сильно усугублен», - полагает Корищенко.

Итак, получается: рубль — наш, если отечественные регуляторы и влияют на него, то во внешнем мире это никого не касается.

Допустим. А как это касается нас с вами? Ведь теоретически монетарные ведомства стараются именно для нас — закупают валюту для формирования «подушки безопасности» в виде резервного фонда. «Как показал опыт 2014-2015 годов, и Резервный фонд и ФНБ были полезными: они помогли стабилизировать бюджет, особенно в условиях, когда цена на нефть упала. И в 2008 году они помогли легче пройти кризис», - оценивает Константин Корищенко.

Но при этом операции регуляторов на валютном рынке действительно сказываются на обменном курсе рубля — в плане его понижения. Более того, министр финансов Антон Силуанов неоднократно заявлял, что Минфин «не допустит резкого укрепления рубля» - то есть, выгодного для нас с вами обменного курса. Так, по оценке Сергея Дроздова, при нынешней экономической ситуации справедливый курс «деревянного» составляет 50 за один «зеленый».

Впрочем, термина «справедливый курс» в академической науке не существует. «Справедливый» курс тот, который в данный момент сложился с учетом совокупности всех обстоятельств», - подтверждает доктор экономических наук Игорь Николаев.

Однако старший аналитик «Финам» убежден, что заниженный курс рубля на его нынешнем уровне - пораженческий, он позволяет властям «ничего не делать в экономике». И хуже всего, что к такому стагнационному значению привыкают как верхи, так и низы.